АЛЕКСАНДР ПЛЮЩЕВ: “Я абсолютно не разбирался в предмете, но на “Эхе” такой подход считается нормальным”

“Родился я 16 сентября 1972 года в простой советской семье. Пошел в простую советскую школу, которую благополучно окончил в 1989 году. Дальше все пошло не так гладко. Поступил я в простой советский химико-технологический институт (МХТИ) имени Д.И.Менделеева. Но после второго семестра выперли меня за неуспеваемость. Откосил армию по здоровью – на дурку свалять артистического таланта не хватило, а вот позвоночник не подвел. С завидным упорством вновь поступил в простой советский МХТИ, откуда меня снова выперли за неуспеваемость уже с третьего курса, в 1994 году. За это время я успел около года поработать в институтской газете “Менделеевец” и даже повозглавлять там молодежную редакцию. Там же познакомился с ныне покойным Дмитрием Пинскером, который учился в МХТИ и работал парламентским корреспондентом “Эха Москвы”. Он и привел меня на радио, причем почему-то сразу в качестве ведущего новостей. После этого ни один человек “с улицы” и без опыта работы сразу на новости у нас не садился. С 1997 по 1999 работу на “Эхе” совмещал с работой на НТВ, сначала редактором, а потом шеф-редактором утренних новостей. Первый собственный проект – радиопрограмма “ЭхоНет”, появилась в конце марта 1998 года.. До осени 2001 года мы вели “ЭхоНет” вместе с Глебом Сеткиным, сейчас я делаю эту передачу один. Премии “ЭхоНета”: Национальная премия Попова в области радиовещания в номинации “Спецпрограммы” (1999), Национальня интернет-премия в номинации “Интернет в традиционных СМИ” (2001). С момента появления на свет газеты “Ведомости” веду там регулярную колонку “Сайт дня”. На ФРИ значусь под номером 204, там написаны мои всякие награды внутри ЕЖЕ. В октябре 2001 года на “Эхе” запущен второй мой проект – музыкальный шестичасовой ночной эфир “Серебро”, который мы делаем с юным коллегой Дмитрием Борисовым”.

Дмитрий Иванов. В конце марта “Эхонету” стукнуло пять лет. Поздравляю! Расскажи, что предшествовало созданию программы?
Александр Плющев. Идея программы возникла на волне создания небольших спецпрограмм на “Эхе Москвы”. Часть из них были чисто коммерческими, часть контентными. В начале 1998 года я купил себе первый компьютер, подключил его к интернету, которым до этого периодически пользовался на работах (на “Эхе” и на НТВ) и к февралю понял, что в радиоэфире до сих пор не было ничего внятного про интернет. Надо сказать, что это был мой первый собственный проект и почему я был уверен, что у меня получится рассказать внятно – я не знаю. Кроме того, я узнал, что один мой небесталанный коллега готовит проект передачи о компьютерах. Это стимулировало меня к здоровой конкуренции: я понимал, что две близкие по профилю передачи вместе в эфир не встанут. Тогда я в общих чертах рассказал о своих планах Денису Коломейцеву, вместе с которым мы работали на НТВ. Денис был единственный известный мне на тот момент человек, действительно хорошо разбирающийся в технологиях. Он авторитетно заявил, что если каждый день рассказывать про интересный сайт, то программу можно будет закрывать месяца через два. В общем, он задумался, а это процесс весьма продолжительный…
Между тем надо было писать первый выпуск, который был заодно и пилотным. На “Эхе” вообще часто так – приносишь проект и идешь с ним в эфир. Словом, спасибо начальству за доверие. Я абсолютно не разбирался в предмете, но на “Эхе” такой подход считается нормальным: “Будем разбираться вместе, дорогие радиослушатели”. Вот до сих пор и разбираемся.

Отдельная история была с названием. Его придумала во время семейного обсуждения на кухне моя жена. Надо сказать, что название не было таким уж оригинальным – на “Эхе” к тому времени уже существовали программы “Эхомобиль” и “Эхономика”, а программа “Эхолот” даже успела закрыться. Позже возникла еще ночная музыкальная программа “ЭхоНайт”, но прожила недолго – сейчас по иронии судьбы на ее месте идет мой музыкальный проект “Серебро”. Мне кажется, сейчас само по себе название почти не ассоциируется с “Эхом Москвы”, а воспринимается просто как такое вот имя собственное, не раскладывающееся на составные части.
Первый выпуск я сделал полностью самостоятельно, Коломейцев послушал его с эфира и решил мне помочь, поскольку, на его экспертный взгляд, выглядело все это весьма беспомощно. Спрашивать у начальства НТВ разрешения на его работу на “Эхе” мы почему-то застремались и решили придумать ему псевдоним. Так Денис Коломейцев стал Глебом Егоровичем Сеткиным.
Сначала программа выходила еженедельно, а к лету 1998 года главный редактор “Эха” Алексей Венедиктов дал добро на короткие ежедневные выпуски. Именно ему принадлежит спущенная нам в мягкой форме категорического императива формула “Один день – один сайт”. Кстати, время показало жизнеспособность и перспективность этой идеи – спасибо Алексею Алексеевичу, что наставил на путь истинный.

Д.И. Когда журналисты “Эха Москвы” начали использовать в работе интернет?

А.П. Был у нас человек, отвечавший за компьютеры – Константин Белов.
Году в 1996-м он провел курс обучения пользования интернетом. С этого времени наиболее продвинутые журналисты начали пользоваться интернетом, обыденной же технологией интернет у нас стал, наверное, к началу 1999 года.
Не скажу, что на “Эхе” случилась интернет-революция, но эволюционные темпы были вполне приемлемыми. Другое дело, что техника отставала от технологий и наши железки шумно скрипели.

Д.И. Начальство было в авангарде или напротив? Как относился к интернету Венедиктов?

А.П. Венедиктов всегда относился к интернету хорошо. Бывает, следя за новостями через сеть, он дает нам по шее за то, что в эфире нет новости, о которой”уже вовсю пишут в интернете”.

Д.И. “Эхо” оставалось несколько в стороне от мемонетовского “марш-броска” в интернет. Тем не менее – ты следил за интернет-проектами “Медиа-Моста”?

А.П. Ты будешь смеяться, но я весьма слабо представляю, что такое “Мемонет”. То есть я знаю отдельные проекты – ntv.ru (ныне newsru.com), inopressa.ru, наверное что-то еще, но как-то особо не изучал. Когда я пишу про проект, мне абсолютно все равно, чей он и кем сделан. Так что ничего не могу об этом сказать. Newsru.com – очень хороший проект, наверное, лучший новостной ресурс при всем хорошем отношении к другим.

Д.И. Кстати, какие новостные сайты ты читаешь?

А.П. Если об общих новостях речь, то Newsru.com и читаю. Смотрю Ленту.ру и Газету.ру, больше вроде ничего. Раньше еще Вести.ру смотрел, но их теперь нету :(.

Д.И. Как изменилось освещение интернета в российских СМИ с середины 1990-х годов, когда появились первые публикации о сети?

А.П. Как ни странно, здесь практически нет развития. “ЭхоНет” четвертый год подряд номинируют на “Национальную интернет-премию”, не потому что я делаю какую-то сверхъестественно офигительную передачу, а потому что номинировать больше некого. Вот сейчас я перечислю все, что знаю.
Радио: “Маяк 24” – Экслер (легкий треп на околосетевые темы), “Маяк” – “Радар” (перепрофилирован на освещение публикаций онлайновой прессы об
офлайне), “Серебряный дождь” дважды пытался сделать передачу об интернете, оба померли. Радио “Свобода” – есть там какая-то передача, но не помню точно. Эхо Москвы – “ЭхоНет” (ежедневная и еженедельная программы, практически неизменны уже пять лет).
ТВ: ТВС – “Паутина” – закрыта из-за нехватки финансирования; ТВЦ – “Интернет-кафе” – куда-то исчезло; “Культура” – новости культуры в интернете (дань Флярковского высоким технологиям, не более). Говорят, на питерском ТВ есть хорошая программа “Ночной странник”. Сам не видел, только сайт. Возможно, есть еще какие-то проекты, о которых мне неизвестно.
Печатные СМИ: “Еженедельный Журнал” – колонка “Any Key”. Егор Быковский, кажется, благополучно пережил смену главреда, приключившуюся в этом издании. “Итоги” – колонка “Save As” – закрыта в 2001 году. “Коммерсантъ-власть” – колонка Кирилла Вишнепольского. “АиФ” – Экслер пытался выпускать бумажное приложение об интернете и железках, но, насколько я понимаю, все пошло прахом. “Ведомости” – моя колонка “Сайт дня” и в целом полоса “Технологии и телекоммуникации”, успешная работа в течение четырех лет. Специализированные журналы об интернете – “Интернет” и “Мир Интернет” закрыты, осталась только “Планета Интернет”.
Скорее всего есть какие-то проекты, о которых я не знаю. Посмотри, половина проектов оказалась нежизнеспособной. Черт его знает, почему, но это факт.

Д.И. Получается, формат “рассказа оффлайну об онлайне” мало кому нужен? Кризис жанра?

А.П. Мне-то кажется, что все это очень нужно, но есть две маленькие проблемы. Руководство большинства СМИ – люди доинтернетной формации, они слабо представляют себе, зачем нужно делать передачи и писать статьи о сети. Они не могут проконтролировать профессионализм журналистов в этой области, гарантировать отсутствие джинсы и проч. Вторая проблема – отсутствие людей, которые человеческим языком будут рассказывать про интернет так, чтобы это было интересно широкой аудитории, независимо от того, пользуется человек интернетом или нет. Те, кто хорошо пишут и говорят, плохо разбираются в предмете и наоборот. Не то чтобы я здорово делал и то и другое, просто я гений :).
Я не ощущаю никакого кризиса жанра, работая над “ЭхоНетом”. По моим ощущениям, на качественную информацию об интернете, даже на примитивном уровне веб-обзоров, есть устойчивый спрос. В программе ничего не меняется уже пять(!) лет, а она не теряет аудиторию, а ведь это не “Поле чудес”. Главный фактор тут – отсутствие реальной конкуренции.

Д.И. Ты одним из первых начал освещать на радио т.н. “сетевую жизнь”. Вскоре тебя самого стали называть “сетевым деятелем”, а на конкурсе президентского сайта ты олицетворял “сетевое сообщество”. Оно вообще есть – это сообщество?

А.П. Ну у нас хоть и плохонький, но сайт все-таки есть, так что какой-никакой, а даже и формально сетевой деятель :).
Сетевое сообщество, безусловно, есть. В него входят сетевые деятели – владельцы или менеджеры компаний, чья деятельность связана с интернетом, а также отдельные люди, которые определенным образом зарекомендовали себя в сети – обозреватели, писатели и т.д.
Что касается президентского сайта, то я ничего не олицетворял на конкурсе, это тебя кто-то обманул. Меня позвали работать в жюри, что я и пытался делать в меру сил.

Д.И. Какое у тебя осталось впечатление от конкурса?

А.П. Конкурс был организован и проведен на таком уровне, который возможен для пресс-службы президента, в том смысле, что они весьма далекие от интернета люди. Результатами я разочарован, поскольку предложенные решения были, наверное, не лучшими. Но пришлось выбирать из того, что есть.

Д.И. Как ты считаешь, нужно ли было проводить вообще этот конкурс? Ведь в итоге сайт президенту сделала за деньги некая компания (та, сотрудник которой как частное лицо был одним из победителей). Учитывая, что конкурс сопровождался рядом скандалов (в том числе в связи с неожиданным возникновением этой самой компании), стоило ли это все устраивать хотя бы ради PR-эффекта?

А.П. Мы не можем здесь мыслить категориями целесообразности. Как часто бывает в нашей жизни, здравый смысл тут заменяется другими соображениями. Этот конкурс не мог не быть проведен, поскольку о нем сказал президент России. Вылетевшее слово уже не поймаешь. Предсказать такой финал было не очень трудно.

Д.И. От одного конкурса со скандалом – к другому. Ты лауреат “Национальной интернет-премии”, ты же ее и критик. За что ты критикуешь Награду.ру?

А.П. За закрытость. Эта закрытость не дает даже членам жюри узнать, как и кто голосовал, что создает почву для подозрений в нечестности. Носик как-то писал про всякие ЗАО, уставные капиталы и проч., в чем я не понимаю… Но посмотри на сайт академии – он не обновлялся с момента открытия.

Д.И. 21 апреля ты присутствовал на съемках финала Награды.ру на “Первом канале”. Твои впечатления?

А.П. Скажу сразу: хотя я довольно давно не смотрел программ Диброва, в целом мне нравится, что он делает. Приглашение Даны Борисовой и “Иванушек-интернешнл” – все понятно, это Первый канал, а вы кого хотели, “Ленинград”? Скажите спасибо, не “Карамельки”. Уровень разговора – тоже понятно, для аудитории “Первого канала” просто на грани понимания, а то и даже за ней.
Но я не могу понять, почему Российская Академия Интернета сделала такую ставку на эту передачу. По ходу дела стало совершенно очевидно, что организаторы наплевали на все, кроме этой телетрансляции. Боюсь, делу популяризации интернета, которая была объявлена главной целью академии, это, скорее, навредило, нежели помогло.
Чего стоит один только председатель жюри Марат Гельман, забывший, кто фигурировал в одной из главных номинаций – “Открытие года”!
На церемонии вручения премии в клубе “Министерство” меня терзали смутные сомнения лишь по поводу одной номинации – “Отдых и Путешествия”. Но тут началась полная вакханалия. Первый канал профанировал идею приза пользовательских симпатий “Веб Выбирает Вас”, где голосуют пользователи. На момент начала передачи там лидировал сайт “Все о подводном плавании”, следом за ним шел Allоfmp3.com, а на третьем – “Библиотека Мошкова”.
Антон Носик предложил посмотреть, каково влияние “Первого канала” на интернет-аудиторию и призвал ее голосовать за Мошкова. Разумеется, если бы Антон Борисыч захотел сделать то, что декларировал, он бы просто попросил всех немедленно принять участие в голосовании, чтобы потом просто посчитать число проголосовавших, скажем, за пять минут, сравнить с предыдущими пятью минутами, и тому подобная рутина. Но Антону, сдается мне, наплевать на влияние “Первого канала”, а вот на Максима Мошкова вовсе не наплевать. Призыв Носика тут же подхватил и Дибров, который несколько раз призывал голосовать именно за него, попутно зачем-то плохо отзываясь о подводном плавании. Его можно понять – с точки зрения шоу, ни подводное плавание, ни Allofmp3.com не канает – их представителей, насколько я понимаю, просто не было в “Атриуме”. А Мошков – вот он, через столик от Носика.
Ни председатель жюри Марат Гельман, ни президент Российской Академии Интернета Егор Яковлев, ни академик Андрей Себрант не обратили внимание на очевидное давление ведущей телетрансляцию компании на выбор пользователей.
В результате было проявлено искомое Носиком влияние телеагитации и за 5 минут до окончания передачи “Библиотеку Мошкова” вывели на первое место и благополучно вручили ему статуэтку. Кому теперь будет интересно голосовать в “Веб Выбирает Вас”, если все равно телевизор поменяет результаты так, как ему хочется.
Остается лишь сказать большое спасибо Антону Носику за то, что он столь изящно забил последний гвоздь в гробик интернет-премии в ее нынешнем виде, показав истинное лицо ее организаторов, а заодно порадовав хорошего человека Максима Мошкова.
Если кто-то после всего этого верит в честность присуждения Награды.ру, то это наверняка члены жюри. Когда хватает совести жульничать принародно, можно догадаться какие манипуляции идут закулисно. Стоит ли задаваться вопросом, почему “Открытием года” и обладателем Гран-при стал весьма посредственный сайт Вести.Ру?